Мой кабинет

© psygate.ru, 2010-2017. При использование материалов ссылку на сайт и имя автора указывать обязательно.

© Создано и поддерживается в catchideas.ru, 2016

Психотерапевт и клиент: кто кому помогает?

Психотерапия — это такая странная практика, в которой приходящие за поддержкой и нуждающиеся в ней, т.е. клиенты, не намеренно и не осознанно дают поддержку психотерапевту. И это не про деньги за терапию.

Психотерапия — это такая странная практика, в которой приходящие за поддержкой и нуждающиеся в ней, т.е. клиенты, не намеренно и не осознанно дают поддержку психотерапевту. И это не про деньги за терапию.

Не то чтобы это было не известно или являлось чем-то новым, но вдруг осозналось мною заново. Наверное, именно в тот момент моей практики, когда я сам нуждаюсь в признании, благодарности, осознании полезности того, что я делаю для моих клиентов.

Удивительная вещь: ты получаешь некий ресурс от тех людей, которым сам должен давать опору и поддержку, у которых, на данный момент их жизни, есть личный дефицит именно того, что они парадоксальным образом могут дать терапевту. Клиент как бы может «избавить» терапевта от того недостатка, за восполнением которого пришёл сам. Странный мир отношений, где возможно дать то, чего не имеешь сам.

Говорю я о таких простых и очень нужных, смыслообразующих для жизни вещах как: признание, переживание нужности для других, социальной востребованности, возможности быть полезным другим, ощущение своей ценности.

В общем, отношения с клиентом является для терапевта подпитывающими многие его социальные и базовые потребности.

Думаю, что всё это подходит и для других видов отношений и деятельностей (врачи, учителя, и большинство других видов социальных активностей в той или иной степени), но в психотерапии выглядит особенно парадоксально.

Но есть существенное отличие в этом взаимном обмене: терапевт даёт поддержку осознанно, а клиент — своим участием.

Может ли это знание быть полезным для клиента? Думаю, что да. Оно может давать ощущение значимости в этих терапевтических отношениях, их «настоящности» не только для клиента, но и для терапевта. Ощущение — «мы равны», «он мне благодарен» важно для клиента, если думать о его самостоятельности после терапии. Кажется это может сильно поддержать клиента в том, чтобы ощущать себя важным для другого, полезным и нужным. Превратить его из маленького, незначимого, не могущего и не знающего в этих отношениях, в полноценного партнёра.

Может ли это вызвать в клиенте чувство «долженствования» и «ответственности» за терапевта, обязать его быть кем-то ещё, а не собой в отношениях с терапевтом? Наверное да. И здесь есть опасность и ответственность терапевта не перегрузить своего клиента такими ожиданиями. (Как дополнительное негласное обязательство теперь поддерживать терапевта и быть ему хорошим клиентом, чтобы он почувствовал себя хорошим терапевтом и похвалил клиента, полюбил его, не бросил и избавил, например, от чувства одиночества и покинутости. Т.е может подтолкнуть клиента начать обслуживать свои созависимые чувста к терапевту).

Для терапевта этот феномен часть его профессионального поля. И довольно большая. Можно, конечно, это отрицать и говорить, что это позиция зависимости от клиента, что терапевт д.б самодостаточен и т.д. По-моему это ерунда. Невозможно одно отделить от другого. Нет психотерапевта без клиента, врача без пациента, учителя без ученика.

Как же это может влиять на терапевта?

Когда я как терапевт осознают это, то возникает уважение к ситуации терапевтических отношений и растворяется спесь скрытого от самого себя превосходства. Я начинаю понимать про взаимный обмен ресурсами с клиентами, а не про отдачу в одном направлении. И тогда это история про дуэт, тандем, партнёрство, диалог, где первый что-то даёт второму, а второй чем-то делится с первым. И для клиента это опыт более равных отношений в этой вроде бы заранее неравной паре. Для психотерапевта в этом осознавании есть дополнительный ресурс для поддержки клиента через сообщение ему про его значимость и важность для терапевта. Осознавая это, терапевт будет транслировать свою позицию клиенту даже не говоря напрямую, а через своё отношение.

Перед нами не только нуждающиеся и не могущие, а активные участники процесса, который даёт терапевту профессиональный и жизненный смысл.

Когда и как это можно донести в терапии до клиент? Зависит от ситуации. Может быть это и не придется делать напрямую. Возможно достаточно осознавания этого феномена самим психотерапевтом и тогда это будет присутствовать в терапевтических отношениях «незримо», без называния. Или это м.б темой для обсуждения, но конечно не на начальных этапах терапии. Скорее в её конце. Когда клиенту пора почувствовать свою «взрослость» и возможность партнерских отношений с терапевтом в противовес детско- родительским или парным, и как правило зависимым, схемам отношений начала терапии. Сложившиеся терапевтические отношения, завершение терапии и возможность\необходимость сепарации клиента — вот вероятные критерии того, что наступило время для этой «прививки».

Читать далее

Теги к статье

Поделиться